О сущности субъективного гражданского права на защиту (Петрушкин В.А)

Дата: 
01.07.2013

О сущности субъективного гражданского права на защиту 

  В.А.Петрушкин, судья ФАСПО

 
 Можно рассматривать субъективное гражданское право на защиту в различных, но взаимосвязанных аспектах. Во-первых, это правовая модель допустимого (возможного) поведения, применяемая в случае нарушения (оспаривания) субъективных прав, закрепленная в гражданском законодательстве. При этом подобное нормативное регламентирование данной модели представляет собой установление в законе, прежде всего, совокупности возможностей (правомочий) субъекта-потерпевшего, которые предоставляются ему для ситуации нарушения (оспаривания) его прав. Такие возможности по своей функциональной природе могут носить как правовосстановительный, так и карательный характер.
Отмеченная нормативно установленная совокупность возможностей в сочетании с закрепленными в законе правилами (механизмом) их реализации как раз и образует основу названной выше правовой модели поведения в области защиты субъективного права. К указанным правилам, составляющим в итоге правовой механизм реализации возможностей обладателя права на защиту, относятся два следующих основных правила-принципа. Это реализация права на защиту на принципах инициативности и процедурности.
В соответствии с первым из этих принципом право на защиту реализуется, как правило, только по инициативе самого потерпевшего. Данный общий подход следует из п. 2 ст. 1 ГК, в соответствии с которым граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Второй принцип - принцип процедурности означает, что право на защиту реализуется в основном через установленные законом и (или) соглашением сторон юридические процедуры[1].
Именно посредством таких процедур реализуются формы и способы защиты субъективного права. Кроме того, через данные процедуры определяются и два базовых параметра субъективного гражданского права на защиту – его (1) главным образом, имущественная направленность – воздействие на имущественную сферу нарушителя права, (2) ограниченный в плане реализации характер: закон очерчивает пределы этого воздействия.
Таким образом, правовая модель поведения в области защиты субъективного права, в конечном счете, представляет собой закрепленный правом возможный процесс допустимого воздействия управомоченного лица (потерпевшего) на имущественную сферу нарушителя права, иного, прямо указанного в законе лица (далее по тексту «нарушитель», «правонарушитель», «нарушитель права») с целью восстановления и/или компенсации нарушенного субъективного права.
Во-вторых, субъективное гражданское право на защиту выступает как уже реальный психолого-деятельностный процесс допустимого воздействия управомоченного лица на имущественную сферу нарушителя права с отмеченной целью. Здесь уже речь идет, главным образом, о другом аспекте существования субъективного гражданского права на защиту – правореализационном, динамическом.
Рассмотрение субъективного гражданского права на защиту в указанных двух аспектах требует, на наш взгляд, некоторых дальнейших пояснений. Прежде всего, защита субъективного права – это всегда активные действия субъекта (подача иска и проч.). Причем не обязательно данные действия сводятся к обращению в специальные юрисдикционные органы. Эти действия могут выражаться и непосредственно в рамках отношений гражданско-правового характера, например, путем направления претензии нарушителю права или же путем самозащиты управомоченным лицом (потерпевшим) своего нарушенного права. Действия по защите нарушенного права, вообще, могут носить лишь фактический характер (самостоятельное полное или частичное устранение причиненного вреда и проч.), что вполне возможно в сфере гражданско-правовых отношений.
Отсюда, формулировка «мера допустимого воздействия» в обозначенном выше понятии как раз и означает допускаемые законодательством активные действия управомоченного субъекта, направленные на имущественную сферу нарушителя права. Но, в то же время, сама категория «деятельность» предполагает не только собственные действия управомоченного субъекта, но и действия иных лиц, а также правомочие требовать совершения определенных действий. В частности, довольно распространенными являются требования об уплате денежных средств. Также примером могут быть действия управомоченного лица по самозащите нарушенного права – это деятельность защитного характера самого управомоченного лица, допускаемая гражданским законодательством в определенных пределах.
Предъявление иска о защите жилищных прав гражданина прокурором – это пример действий иных лиц по защите субъективного гражданского права, также допускаемых законодательством, правда, уже гражданским процессуальным. Предъявление негаторного иска – это пример реализации управомоченным лицом права требовать совершения определенных действий.
Говоря про имущественную сферу нарушителя права, необходимо учитывать, что само гражданское законодательство регулирует, главным образом, отношения имущественного характера, т.е. те, которые связаны с имуществом участников гражданского оборота. Поэтому и допустимое воздействие управомоченного лица будет в итоге направлено на имущественную сферу нарушителя права, но не на саму личность этого субъекта. Даже если защита нарушенного субъективного права предполагает совершение нарушителем определенных действий, то эти действия, как правило, будут носить имущественный характер. Скажем, при сносе самовольных построек, возведенных с нарушением требований законодательства (ст. 222 ГК), соответствующие активные действия также имеют некоторое стоимостное выражение, поскольку они связаны с несением расходов на указанный снос.
Согласно положениям ст. 2 ГК, гражданское законодательство регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения),договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Даже из этой нормы хорошо видно, что в предмете гражданско-правового регулирования доминируют имущественные отношения, тесно связанные с экономикой, товарным производством и обменом, а значит, с товарами (природными ресурсами и результатами труда).
Поэтому обычно гражданские имущественные отношения являются стоимостными и могут быть двух видов - отношения статики(материальные блага закрепляются за конкретными субъектами) иотношения динамики (имущество переходит от одного участника гражданского оборота к другому). Реже гражданскими могут быть нестоимостные имущественные отношения, если они возникают по поводу имущества, лишенного свойств потребительной и меновой стоимости[2].
Личные неимущественные отношения имеют неимущественную сущность, но, с другой стороны, тесно связаны с имущественной сферой. Они возникают по поводу результатов творческой (интеллектуальной) деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (п. 1 ст. 1225 ГК РФ). Данные объекты сами по себе лишены экономического содержания, не имеют имущественной природы, не подлежат абсолютно точной денежной оценке. При этом для признания и защиты одних нужна государственная регистрация (ст.ст. 1353-1354 ГК РФ), другие этого не требуют, иногда же регистрация устанавливается как дозволение (ст. 1262ГК РФ). По поводу данных объектов возникают интеллектуальные права, объединяющие исключительное право (которое является имущественным и обеспечивает правообладателю юридическую монополию на соответствующий объект), а в предусмотренных законом случаях - также личные неимущественные права и иные права (ст. 1226 ГК РФ). Данные объекты независимо от способа фиксации идеальны и индивидуальны, но и они могут представлять экономический интерес и вовлекаться в оборот.
Именно в возможности динамики исключительных прав и проявляется связь между личной (неимущественной) сущностью результата интеллектуальной деятельности и имущественно-стоимостным (товарным) характером его использования, между нематериальным благом (правом авторства, являющимся сугубо личным, неотчуждаемым и не передаваемым иным способом, - п. 1 ст. 150 ГК РФ) и гражданским оборотом. Во всяком случае, имущественный компонент здесь производен от личного и обусловлен им.
Иначе говоря, даже если речь идет о защите нематериальных благ, все равно управомоченное лицо воздействует на имущественную сферу нарушителя права, т.к. нарушенное субъективное право всегда имеет имущественно-стоимостное выражение. Это имущественно-стоимостное выражение нарушенного субъективного гражданского права и определяет материально-правовое требование управомоченного лица к обязанному лицу, которое может быть облечено в материально-правовую или процессуально-правовую форму. Имущественная сфера нарушителя права здесь понимается шире, чем буквальное ее истолкование.
Конечно, в силу обозначенной дифференциации имущественных и неимущественных отношений, в известной мере, различаются применяемые и механизмы защиты. Отсюда следует вывод о том, что правовая модель защиты любого субъективного гражданского права на базе отмеченной дифференциации также дифференцируется в зависимости от объекта защиты. Данный вывод для нас является принципиальным, поскольку он носит, по сути, общий характер и может быть распространен на область оборота недвижимого имущества. Таким образом, специфика обеспечительного элемента правовой модели системы оборота недвижимости обусловлена особенностями этого оборота, а в конечном счете – особенностями защищаемых в этой сфере прав.
Список литературы

1. Давыдова Г.Н. Юридические процедуры в гражданском праве. Общая характеристика: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Г.Н. Давыдова. - Казань, 2004. - 27 с.

2. Абрамова Е.Н., Аверченко Н.Н., Байгушева Ю.В. [и др.] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: учеб.-практич. комментарий (под ред. Сергеева А.П.). - М.: «Проспект», 2010. – СПС «Гарант».

V.A. Petrushkin

On the essence of civil right to defense

In the context of the author studies in the article the essential aspects ofcivil right to defense as part of the legal model of real estate turnover system are discussed.

Key words: civil right to defense, the legal model of real estate turnover

 

 

 
Сервис временно не доступен