Обобщение судебной практики по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (утверждено Президиумом АСПО 23.09.2015)

Обобщение судебной практики по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов

ВВЕДЕНИЕ

         В соответствии с Планом работы гражданской коллегии Арбитражного суда Поволжского округа на первое полугодие 2015 года судьей Гильмановой Э.Г. изучена и проанализирована практика рассмотрения дел об оспаривании решений третейских судов и выдачи исполнительных листов в целях выработки единых подходов к их разрешению.

         Настоящее обобщение посвящено делам об оспаривании и о приведении в исполнение решений третейских судов по наиболее актуальным проблемам, возникающим в судебной практике арбитражного суда Поволжского округа.

         Согласно пункту 19 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.2014 № 167 «Рекомендации по применению критериев сложности споров, рассмотренных в арбитражных судах Российской Федерации» дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейского суда отнесены к делам сложным.

         При подготовке обобщения судебной практики указанной категории дел проанализировано 75 судебных актов, принятых арбитражными судами Поволжского округа за период с 01.01.2014 по 25.05.2015, из которых 45 судебных актов было отменено постановлениями Арбитражного суда Поволжского округа (далее – АС ПО), в том числе по причине изменения практики разрешения рассматриваемых споров.

         При разрешении заявлений об отмене решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов арбитражные суды применяют положения:

          - глав 30, 31 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ);

          - Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее – Закон о третейских судах);

          - информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» (далее – информационное письмо № 96);

          - отдельных постановлений и определений Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Президиумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по конкретным делам.

           Практически одновременно с принятием АПК РФ 24.07.2002 был принят Закон о третейских судах.

           В деле становления правового института третейских судов сегодня сложился определенный опыт. В то же время проблемы третейского разбирательства остаются одними из самых актуальных, требующих постоянного развития и изучения.

           На территории Поволжского округа третейское разбирательство осуществляют 27 постоянно действующих третейских судов.

           Осуществление контрольных функций государственных судов в отношении решений, вынесенных третейскими судами и международными коммерческими арбитражами, на стадии их оспаривания или признания и принудительного исполнения регламентировано положениями глав 30, 31 АПК РФ и главы 46 ГПК РФ.

           Предусмотренные статьей 233 АПК РФ основания для отмены решения третейского суда, аналогичны основаниям для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, установленными статьей 239 АПК РФ, объем процессуальных прав лица, возражающего против выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, тот же, что и при оспаривании соответствующего третейского решения.

           Основания как для отмены решения третейского суда, так и отказа суда в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, перечисленные в статьях 233, 239 АПК РФ, условно можно разделить на две группы: основания, наличие которых подлежит доказыванию стороной, против которой принято решение третейского суда (часть 2 статьи 233, часть 2 статьи 239 АПК РФ), и основания, которые устанавливаются судом ex officio (часть 3 статьи 233, часть 2 статьи 239 АПК РФ), то есть самостоятельно, независимо от доводов заявителя.

            Учитывая широкий спектр вопросов, охваченный проблематикой третейского разбирательства, считаем необходимым отметить наиболее актуальные вопросы, возникшие у арбитражных судов при разрешения данной категории дел, со ссылкой на конкретные судебные акты, отражающие позицию АС ПО, сформированную с учетом правоприменительной практики.

             I. Право на обжалование решения третейского суда и определений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейского суда.

            Статьей 230 АПК РФ и статьей 40 Закона о третейских судах лицу, участвующему в третейском разбирательстве, предоставлено право на оспаривание решения третейского суда путем подачи заявления об отмене такого решения в компетентный суд в течение трех месяцев со дня получения стороной, подавшей заявление, решения третейского суда.

            При этом такое оспаривание допустимо, если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным.

            В соответствии с пунктом 9 информационного письма № 96 арбитражный суд прекращает производство по делу об отмене решения третейского суда в случае, если установит наличие в третейском соглашении положения о том, что решение третейского суда является окончательным.

            Между тем положения статьи 40 Закона о третейских судах, исключающие возможность оспаривания решения третейского суда в компетентный суд, если третейским соглашением предусмотрена окончательность такого решения, во взаимосвязи с пунктом 1 части 1 статьи 150 и частью 1 статьи 230 АПК РФ, устанавливающими основания для прекращения производства по делу и правила оспаривания решений третейских судов, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, в том числе право на судебную защиту, поскольку не лишают его права воспользоваться средствами судебного контроля в производстве о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 01.06.2010 № 754-О-О).

            Как и в производстве об оспаривании решений третейских судов, арбитражный суд при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа обязан проверить правомерность решения третейского суда. При этом основания для отмены такого решения при его оспаривании и основания для отказа в выдаче исполнительного листа совпадают.

             Из правовой позиции, сформированной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.06.2010 № 2070/10, также следует, что окончательность решения третейского суда, указанной в третейской оговорке, может быть проигнорирована государственным судом, но только в ситуации, когда решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, а у заявителя отсутствует иной способ защиты своих прав и охраняемых законом интересов.

             В отличие от правил рассмотрения споров в государственном суде, которыми предусмотрена обязательная процедура привлечения третьих лиц к участию в деле между спорящими сторонами, институт третейского разбирательства не предусматривает такой обязанности третейского суда в случае, если отсутствует выраженное в письменной форме волеизъявление (согласие) спорящих сторон и самого лица, в отношении которого решается вопрос о привлечении к участию в деле в качестве третьего лица.

             По смыслу статей 1 (часть 1), 2, 18, 46, 55 (часть 3) и 118 Конституции Российской Федерации, обязывающих Российскую Федерацию как правовое государство к созданию эффективной системы защиты конституционных прав и свобод посредством правосудия, неотъемлемым элементом нормативного содержания права на судебную защиту, имеющего универсальный характер, является право заинтересованных лиц, в том числе не привлеченных к участию в деле, на обращение в суд за защитой своих прав, нарушенных неправосудным судебным решением.    

             При этом в практике арбитражных судов за лицами, не участвовавшими в третейском разбирательстве, признается право обратиться в арбитражный суд за защитой своих прав, нарушенных или оспариваемых в результате вынесения решения третейского суда, на основании статьи 46 Конституции Российской Федерации и части 1 статьи 4 АПК РФ.

             Согласно позиции, изложенной в пункте 6.1 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26.05.2011 № 10-П, лица, не участвовавшие в третейском разбирательстве, располагают для защиты своих прав, нарушенных третейским решением, правом оспаривать решение третейского суда.

             Более того, в пункте 6.2 мотивировочной части данного постановления Конституционный Суд Российской Федерации приходит к выводу, что разрешение третейским судом вопроса о правах и обязанностях лиц, которые не участвовали в третейском разбирательстве и не давали на него согласия, является основанием для отмены третейского решения или отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение. При этом в качестве основания для отмены или отказа в принудительном исполнении названо не только разрешение вопросов, выходящих за пределы третейского соглашения, но и нарушение основополагающих принципов российского права, к каковым Конституционным Судом Российской Федерации отнесено право каждого участвовать в процессе, в котором рассматриваются вопросы о его правах и обязанностях.

              В частности, в пункте 24 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» разъяснено: если конкурсные кредиторы полагают, что их права и законные интересы нарушены судебным актом, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование, то на этом основании они вправе обжаловать его в общем установленном процессуальным законодательством порядке.

              Возможность конкурсных кредиторов в деле о банкротстве доказать необоснованность требования другого кредитора, подтвержденного решением третейского суда, обычно объективным образом ограничена. При рассмотрении подобных споров конкурсному кредитору достаточно представить суду доказательства prima facie, подтвердив существенность сомнений в наличии долга (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.05.2014 № 1446/14).

              Таким образом, правом на оспаривание решений третейских судов и определений о выдаче исполнительных листов обладают:

               - лица, участвовавшие в третейском разбирательстве (стороны и третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, привлеченные к участию в деле и присоединившиеся к арбитражному соглашению);

               - лица, не участвовавшие в третейском разбирательстве, в том случае если таким решением нарушаются их права и законные интересы.

              Лицо, не являющееся участником третейского разбирательства, вправе оспорить решение третейского суда либо определение арбитражного суда о выдаче исполнительного листа на исполнение данного решения только в том случае, если решение третейского суда и определение арбитражного суда приняты о его правах и обязанностях (статья 46 Конституции Российской Федерации, постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.05.2011 № 10-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18.12.2008 № 1086-О-П, от 13.05.2014 № 985-О, пункт 11 информационного письма № 96, статья 42 АПК РФ, пункт 24 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 60).

              При этом судам необходимо учитывать, что лицо, не являющееся стороной третейского разбирательства и обращающееся в арбитражный суд за защитой своего нарушенного права путем оспаривания решения третейского суда, также обязано соблюдать порядок и сроки такого обращения.

              Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17.11.2005 № 11-П, для лиц, не участвовавших в деле, этот срок начинает течь со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав или законных интересов оспариваемым судебным актом.

              Так, в рамках дела № А06-563/2014 суд, установив, что трехмесячный срок для обращения в суд с заявлением об отмене решения третейского суда, предусмотренный положениями части 3 статьи 230 АПК РФ и статьей 40 Закона о третейских судах, пропущен лицом, не участвующим в деле, правомерно прекратил производство по делу.

              Определение Арбитражного суда Астраханской области от 29.04.2014 по данному делу, оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 29.04.2014. Определением от 02.02.2015 № 306-ЭС14-7555 Верховный Суд Российской Федерации согласился с позицией судов.

              1. Определением Арбитражного суда Ульяновской области от 16.10.2013 по делу № А72-9398/2014 отказано в удовлетворении заявления ООО «А-Стиль» об отмене решения Третейского суда для разрешения экономических споров при Ульяновской торгово-промышленной палате от 25.04.2014 по делу № ТР-479/2014.

              Заявление мотивировано тем, что вынесенное решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права указанием третейским судом в решении недостоверной информации, отсутствием надлежащей оценки в решении третейского суда существенным обстоятельствам дела, нарушением принципа добросовестности.

              Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции исходил из отсутствия оснований, предусмотренных статьей 233 АПК РФ и статьей 42 Закон о третейских судах, для отмены решения третейского суда, поскольку доводы заявителя фактически связаны с оспариванием решения третейского суда по существу, что не относится к компетенции арбитражного суда в силу закона.

              Учитывая, что спор рассмотрен третейским судом в соответствии с его компетенцией, нарушений основополагающих принципов российского права судом не допущено, его решение является окончательным, производство по делу подлежало прекращению в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.

              Постановлением АС ПО от 03.12.2014 определение Арбитражного суда Ульяновской области от 16.10.2013 отменено, производство по заявлению ООО «А Стиль» об отмене решения третейского суда прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.

              Суд кассационной инстанции указал, что арбитражный суд прекращает производство по делу об отмене решения третейского суда применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 АПК РФ в случае, если установит наличие в третейском соглашении положения о том, что решение третейского суда является окончательным и отсутствуют основания для его отмены, предусмотренные частью 3 статьи 233 АПК РФ.

              Аналогичные выводы АС ПО изложены в постановлениях по делам № А12 12888/2014, А65-11981/2013, А12-483/2014, А06-10039/2014.

              А также соответствуют позициям арбитражных судов округов, изложенным в судебных актах по делам № А66-6938/2014, А47-6649/2014, А11-6852/2013, А07 5555/2014, А13-17797/2014 и др.

              2. Определением Арбитражного суда Самарской области от 22.04.2014 № А55–28592/2013 удовлетворено заявление ОАО «Издательство «Самарский дом печати», являющегося лицом, не участвующим в третейском разбирательстве, которое обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением об отмене решения постоянно действующего Третейского суда при обществе с ограниченной ответственностью «Третейский суд» от 20.03.2013 по делу № 2/2013-ТС.

              Решение третейского суда отменено, поскольку вынесено по спору, который не может быть предметом третейского разбирательства.

              Решением третейского суда от 20.03.2013 по делу № 2/2013-ТС удовлетворено требование ООО «Вираж» о праве собственности на объекты недвижимого имущества, а также об обязании ООО «Консенсус» передать вышеуказанные объекты недвижимости ООО «Вираж», подписать соответствующий акт приема-передачи и обратиться в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Самарской области для подачи заявления о государственной регистрации перехода права собственности на объекты недвижимости к ООО «Вираж».

              Оценив доводы заявителя о нарушении оспариваемым решением третейского суда прав и законных интересов ОАО «Издательство «Самарский дом печати», суд первой инстанции правомерно исходил из того, что общество обладает правом на подачу заявления об оспаривании решения третейского суда.

              Лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле (статья 42 АПК РФ).

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа (далее – ФАС ПО) постановлением от 22.07.2014 определение Арбитражного суда Самарской области от 22.04.2014 по делу оставлено без изменения.

              3. Определением Арбитражного суда Самарской области от 21.01.2013 по делу № А55-13502/2011 отказано в удовлетворении заявления ООО «Самара», участника ООО «Тара-НТ», являющегося лицом, не участвующим в третейском разбирательстве.

              ООО «Самара» обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением к ООО «Тара+» и ООО «Тара-НТ» об отмене решения некоммерческого партнерства «Третейский суд г. Тольятти» по делу № 7/2010 по иску ООО «Тара+» к ООО «Тара НТ» о взыскании задолженности в размере 52 493 609 руб. 48 коп.

              ФАС ПО постановлением от 25.03.2013 отменил указанное определение суда и решение третейского суда г. Тольятти от 12.07.2010 по делам № 7/2010, 6/2010 об утверждении мирового соглашения, поскольку лицо, не являющееся стороной третейского разбирательства, также не лишено права оспаривать решение третейского суда в том случае, если такое решение затрагивает или ущемляет его права и интересы.

              ООО «Самара» обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением произвести поворот исполнения решений третейского суда по делу № 6/2010 по иску ООО «Тара+» к ООО «Тара-НТ» о взыскании задолженности в размере 52 493 609 руб. 48 коп. и по делу № 7/2010 по иску ООО «Тара+» к ООО «Тара-НТ» о взыскании задолженности в размере 23 805 579 руб. 33 коп.

              Определением Арбитражного суда Самарской области от 29.04.2014 заявленные требования о повороте исполнения решений третейского суда от 12.07.2010 по делам № 6/2010 и 7/2010 удовлетворены.

              Между тем институт поворота исполнения судебного акта направлен на восстановление прав ответчика. АПК РФ не предусматривает возможности обращения третьего лица, у которого отсутствует обязанность совершить какие-либо действия по исполнению судебного акта, с заявлением о повороте его исполнения.

              Из материалов арбитражного дела не следует, что решениями третейского суда от 12.07.2010 по делам № 6/2010 и 7/2010 на ООО «Самара» и Куликова Владимира Васильевича возложены обязанности по совершению каких-либо действий по исполнению судебного акта.

              Право на обжалование решения третейского суда в силу положений статей 4, 42 АПК РФ не порождает право ООО «Самара» как заинтересованного лица на обращение в суд с заявлением о повороте исполнения судебного акта.

              ООО «Самара» и Куликов Владимир Васильевич не лишены права иным образом восстановить свои нарушенные права, обратившись в суд с самостоятельными исками. Обращение в арбитражный суд ООО «Самара» с самостоятельными исками в рамках арбитражного дела № А55-18068/2013 свидетельствует о реализации своих конституционных прав на судебную защиту.

              Постановлением ФАС ПО от 30.07.2014 определение суда Самарской области от 29.04.2014 по делу № А55-13502/2011 отменено, в удовлетворении заявления о повороте исполнения решений третейского суда от 12.07.2010 по делам № 6/2010 и № 7/2010 отказано.

              4. Определением Арбитражного суда Самарской области от 22.05.2014 по делу № А55-261/2014 Самарскому областному Фонду жилья и ипотеки отказано в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда Республики Мордовия при ООО «Инвестиционная консалтинговая компания» от 30.12.2013 по делу № Т13_025/12/2013-А в отношении ООО «Базовый капитал» о взыскании задолженности и об обращении взыскания на заложенное имущество согласно поименованному в исковом заявлении и решении третейского суда перечню.

              Одним из оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, суд первой инстанции указал, что решением третейского суда затрагиваются права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в деле, а именно: ООО «Промсвязь», Тишонкова Сергея Ивановича, ОАО «Самарский Завод Технического Стекла», ООО «Самарская лизинговая компания», ООО «Торгово-выставочный центр», ОАО «Самарапромсвязь».

              Суд первой инстанции, установив, что решение третейского суда затрагивает интересы указанных лиц, не разрешил вопрос о привлечении их к участию в арбитражном деле в качестве заинтересованных лиц.

              Постановлением ФАС ПО от 30.07.2014 определение Арбитражного суда Самарской области от 22.05.2014 отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

              5. Определением Арбитражного суда Ульяновской области от 28.02.2013 по делу № А72-11373/2012 удовлетворено заявление Ульяновской таможни об отмене решения Третейского суда для разрешения экономических споров при Ульяновской Торговопромышленной палате (далее – третейский суд) от 28.09.2012 по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 3 статьи 233 АПК РФ, как принятое по спору, который не может быть предметом третейского разбирательства, поскольку выходит за рамки правового конфликта сторон третейского дела, затрагивая публично-правовые отношения.

              Решением третейского суда удовлетворен иск ООО «ВСК» к ООО «Димитровградский комбинат мясопродуктов» и ООО «Старт» о признании недействительными (ничтожными) договоров купли-продажи от 29.06.2011 и от 02.12.2011 в части реализации оборудования и применены последствия недействительности упомянутых договоров в виде возврата денежных средств.

              Постановлением ФАС ПО от 04.06.2013 определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требования таможни отказно по тем мотивам, что рассмотренный третейским судом спор возник из договорных (гражданско-правовых) отношений между тремя обществами с ограниченной ответственностью, предметом третейского разбирательства явилось соответствие договоров требованиям законодательства.

              Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.01.2014 постановление ФАС ПО оставлено без изменения.

              В указанном постановлении Президиума Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал, что таможня не может быть признана лицом, заинтересованным в отмене третейского решения, поскольку оно в любом случае не препятствует таможне в исполнении возложенных на нее полномочий в сфере таможенных отношений. Признание судом, в том числе третейским, сделки недействительной само по себе не создает таможне препятствий для взыскания таможенных платежей и применения предписанных мер ответственности.

              II. Заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, принятого против общества, в отношении которого в арбитражный суд подано заявление о признании банкротом и введена процедура несостоятельности (банкротства), подлежит оставлению без рассмотрения на основании пункта 4 части 1статьи 148 АПК РФ.

              Согласно части 1 статьи 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным данным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

              В соответствии с пунктом 3 информационного письма № 96 заявление о признании и исполнении иностранного судебного решения, вынесенное против лица, в отношении которого подано заявление о признании его банкротом и вынесено определение о введении наблюдения, рассматривается в деле о банкротстве. Имущественные требования к должнику должны быть предъявлены в арбитражный суд, рассматривающий дело о его несостоятельности (банкротстве). В этом случае они включаются в реестр требований кредиторов и при признании должника банкротом удовлетворяются в порядке, установленном Законом о банкротстве.

              Согласно пункту 27 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» с даты введения наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены только в рамках дела о банкротстве в порядке статей 71 или 100 Закона.

              В пункте 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» указано, что для требования, подтвержденного решением третейского суда, не обязательно наличие определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения.

              При предъявлении такого требования против него может быть выдвинуто только возражение о наличии оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных статьей 239 АПК РФ или статьей 426 ГПК РФ. Если наличие таких оснований будет доказано, то рассмотрение указанного требования осуществляется судом по общим правилам как требования, не подтвержденного решением третейского суда.

              Исходя из смысла пункта 6 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26.05.2011 № 10-П заинтересованные лица, в том числе не привлеченные к участию в деле, вправе обратиться в суд за защитой своих прав, нарушенных неправосудным решением третейского суда. Поскольку на момент рассмотрения заявления общества о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда арбитражным судом, рассматривавшим заявление о признании предприятия несостоятельным (банкротом), вынесено определение о введении процедуры наблюдения, имущественные требования к предприятию должны были быть предъявлены в арбитражный суд, рассматривающий дело о его несостоятельности. В этом случае такие требования подлежат включению в реестр требований кредиторов в порядке, установленном Законом о банкротстве.

              В силу пункта 4 части 1 статьи 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что заявлено требование, которое в соответствии с федеральным законом должно быть рассмотрено в деле о банкротстве.

              Правило, установленное данной нормой, носит императивный характер и не зависит от усмотрения арбитражного суда.

              Таким образом, заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, поданное против лица, находящегося в процедуре несостоятельности (банкротстве) оставляются арбитражными судами без рассмотрения на основании пункта 4 части 1 статьи 148 АПК РФ.

              Данная позиция согласуется с правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 19.03.2013 № 14355/12, от 13.11.2012 № 8141/12, соответствует практике АС ПО, в частности, изложенной в постановлениях по делам: № А57-21096/2014, А57 21096/2014, А65-23246/2013, А65-23246/2013.

              Аналогичная позиция арбитражных судов округов, изложена в судебных актах по делам: № А28-7570/2014, А28-7571/2014, А03-8790/2014, А75-3664/2014, А46 7132/2014, А46-7133/2014 и др.

              1. Определением Арбитражного суда Саратовской области от 01.12.2014 по делу № А57-21096/2014 удовлетворено заявление ООО «Карачинский источник» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Новосибирского третейского суда при общественной организации новосибирской области «ПРАВОЗАЩИТА» от 29.08.2014 по делу № 182/2014.

              Заявление мотивировано неисполнением решения третейского суда в добровольном порядке.

              Постановлением АС ПО от 17.02.2015 определение Арбитражного суда Саратовской области от 01.12.2014 в части выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в отношении индивидуального предпринимателя Магомедова А.М. отменено. В отмененной части заявление ООО «Карачинский источник» оставлено без рассмотрения на основании пункта 4 части 1 статьи 148 АПК РФ, так как заявленное требование подлежит рассмотрению в деле о банкротстве.

              Поскольку на момент рассмотрения заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в отношении Магомедова А.М. введена процедура банкротства – конкурсное производство, основания для удовлетворения требования о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в отношении Магомедова А.М. отсутствовали. До окончания дела о банкротстве требования могут быть рассмотрены только в деле о банкротстве.

              Данный вывод суда кассационный инстанции согласуется с положениями статей 63, 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», пункта 3 информационного письма № 96 и пункта 30 постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2011 № 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей».

              2. Определением Арбитражного суда Самарской области от 16.06.2014 по делу № А55-10474/2014 выдан исполнительный на принудительное исполнение решения Третейского суда для разрешения экономических споров при Торгово промышленной палате г. Тольятти от 17.04.2014 по делу № 06/2014.

              Суд взыскал с ООО «Мир-авто» в пользу ООО «АвтоРезерв» долг в размере 49 362 302 руб., расходы по третейскому сбору в размере 35 000 руб., судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 2000 руб.

              В кассационной жалобе ЗАО Коммерческий банк «ГАЗБАНК» кредитор ООО «Мир-авто» просило отменить названное определение арбитражного суда первой инстанции как принятое с нарушением положений Закона о банкротстве.

              При рассмотрении заявления ООО «АвтоРезерв» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате г. Тольятти от 17.04.2014 по делу № 06/2014 суд первой инстанции не определил, к каким платежам относятся заявленные требования, и не дал им оценку применительно к требованиям статей 71, 100, 126, 134 Закона о банкротстве, а также статьи 148, пункту 1 части 3 статьи 239 АПК РФ.

              Постановлением АС ПО от 13.10.2014 определение Арбитражного суда Самарской области от 16.06.2014 отменено, дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение.

              3. Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.12.2013 по делу № А65-23246/2013 удовлетворено заявление ОАО «Татэнергосбыт» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского энергетического суда от 19.06.2013 по делу № 2-72/13 по иску ОАО «Татэнергосбыт» к ООО «Стройинвест плюс».

              Между тем судом первой инстанции не было учтено, что определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 10.06.2013 по делу № А65-6060/2013 в отношении ООО «Стройинвест плюс» введена процедура наблюдения.

              Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.09.2013 по делу № А65-6060/2013 ООО «Стройинвест плюс» признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него открыто конкурсное производство.

              Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11.02.2014 определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.12.2013 отменено, поскольку было принято без учета требований положений пункта 4 части 1 статьи 148 АПК РФ и статей 71, 100 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

III. Производство по делам о приведении в исполнение решений третейских судов с участием физических лиц поручителей по кредитным обязательствам неподведомственны арбитражному суду

               Действующее процессуальное законодательство не содержит нормы, в соответствии с которой спор о взыскании с поручителя задолженности по обеспеченному поручительством обязательству может быть рассмотрен арбитражным судом с участием физического лица. Не отнесена такая категория дел к компетенции арбитражных судов статьей 27 АПК РФ, а также статьей 33 АПК РФ, которая предусматривает специальную подведомственность дел арбитражным судам независимо от субъектного состава правоотношений.

               В соответствии с частью 4 статьи 22 ГПК РФ при обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции.

               В пункте 1 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22.05.2013, разъяснено, что заключение договора поручительства, суть которого состоит в обязательстве поручителя уплатить кредитору должника денежную сумму при неисполнении последним данной обязанности, не является предпринимательской деятельностью, то есть самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (пункт 1 статьи 2 ГК РФ). Такие споры, с участием физических лиц, подведомственны судам общей юрисдикции.

               Согласно разъяснениям, содержащимся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.03.2015 (Раздел «Разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике», Вопрос № 1), иски, предъявляемые кредитором одновременно к должнику юридическому лицу (или индивидуальному предпринимателю) и поручителю физическому лицу в случае, когда договор поручительства заключен физическим лицом, являющимся единственным учредителем (участником) общества или иным лицом, контролирующим деятельность общества, должны рассматриваться судом общей юрисдикции. В соответствии с частью 1 статьи 150 АПК РФ производство по таким искам в арбитражных судах прекращается по делу в целом.

               Аналогичное разъяснение содержится в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.05.2014 № 985-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мартьянова Виктора Львовича на нарушение его конституционных прав частью 3 статьи 22 ГПК РФ».

               1. Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 05.02.2015 по делу № А65-29020/2014 прекращено производство по делу по заявлению ОАО «Сбербанк России» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда при автономной некоммерческой организации «Независимая арбитражная палата» от 22.10.2014 по делу № Т-КЗН/14-2759.

               Определение суда первой инстанции прекращено производство по делу применительно к пункту 1 части 1 статьи 150 АПК РФ и мотивировано не подведомственностью спора арбитражному суду. Поскольку поручитель, участвующий в деле в качестве солидарного ответчика, является физическим лицом, спор подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции.

               Постановлением АС ПО от 08.04.2015 определение суда первой инстанции оставлено без изменения, кассационная жалоба ОАО «Сбербанк России» – без удовлетворения.

               2. Определением Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.01.2015 по делу № А65-25497/2014 в удовлетворении заявления ООО «АКИ-ЛИЗИНГ-к» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения постоянно действующего Третейского суда при Некоммерческом партнерстве «Ассоциация предпринимателей Закамского региона» от 29.09.2014 по делу № ТС-012/2014 отказано.

               Постановлением АС ПО от 26.03.2015 определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.01.2015 отменено, производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.

               В обосновании своего вывода суд кассационной инстанции указал, что арбитражному суду не подведомственны дела о взыскании с поручителя – физического лица задолженности по обеспеченному поручительством обязательству. Данная категория споров не отнесена положениями статей 27, 33 АПК РФ к юрисдикции арбитражного суда и в силу статьи 22 ГПК РФ подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

               3. Определением Арбитражного суда Самарской области от 10.12.2014 по делу № А55-17807/2014 удовлетворены требования ОАО «Сбербанк России» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая арбитражная палата» от 25.04.2014 по делу № Т-СМР/14-725 о взыскании в солидарном порядке с ООО «Мастер» и Кабановой Антонины Анатольевны задолженности по кредитному договору.

               Постановлением АС ПО от 27.02.2015 указанное определение суда отменено, производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ.

               В обосновании своего вывода суд кассационной инстанции указал, что данная категория споров не отнесена положениями статей 27, 33 АПК РФ к юрисдикции арбитражного суда и в силу статьи 22 ГПК РФ данный спор подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

               Аналогичный вывод содержится в постановлении АС ПО от 25.02.2015 по делу № А65-18982/2014.

IV. Нарушения основополагающих принципов российского права при принятии решения третейским судом является основанием для отмены решения и отказа в приведении его в исполнение

               Согласно части 3 статьи 233, части 3 статьи 239 АПК РФ арбитражный суд отменяет решение третейского суда и отказывает в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение, если установит, что спор не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом и (или) решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.

               Оба основания подлежат проверке судом по собственной инициативе на любой стадии рассмотрения дела независимо от доводов и возражений сторон.

               Принцип законности в третейском разбирательстве означает, что нарушение решением третейского суда основополагающих принципов российского права или вынесение им решения по спору, который в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства, является основанием для отмены (отказа в исполнении) такого решения компетентным судом ex officio (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18.11.2014 № 30 П).

               Основным принципам российского права полностью соответствуют принципы самого третейского разбирательства, которое согласно статье 18 Закона о третейских судах осуществляется на основе принципов законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон.

               Пункт 1 статьи 1 ГК РФ установил универсальные начала гражданского законодательства: равенство участников регулируемых отношений, неприкосновенность собственности, свободу договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

               Фундаментальными принципами процессуального (гражданского или арбитражного) законодательства, которые связывают обеспечение прав участников процесса, являются гласность, диспозитивность, состязательность, процессуальное равноправие сторон, сочетание устности и письменности, непосредственность, непрерывность. Организационно-функциональными принципами являются государственный язык судебного разбирательства, равенство граждан и организаций перед законом и судом, независимость, беспристрастность и назначаемость судей, сочетание единоличного и коллегиального состава при рассмотрении дела.

               До разрешения Конституционным Судом Российской Федерации вопроса о возможности рассмотрения споров «карманными» третейскими судами сложилась судебная практика отмены решений третейских судов и отказа в приведении их в исполнение по причине невозможности обеспечения объективной беспристрастности и независимости третейских судов.

               Практика применения положений статьи 18 Закона о третейских судах, пункта 2 части 3 статьи 239 АПК РФ и пункта 3 статьи 10 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» арбитражными судами, сложившаяся с учетом позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.07.2013 № 1567/13), изменена.

               Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 18.11.2014 № 30-П дана оценка конституционности положений статьи 18 Закона о третейских судах, пункта 2 части 3 статьи 239 АПК РФ и пункта 3 статьи 10 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» и признана, что сам факт участия в качестве стороны в деле, рассматриваемом постоянно действующим третейским судом, юридического лица учредителя организации, при которой создан третейский суд, не является основанием для вывода о нарушении требования беспристрастности при рассмотрении дела, но служит обстоятельством, которое нужно принять во внимание при оценке беспристрастности состава третейского суда.

               Таким образом, при отсутствии конкретных и достоверных доказательств того, что такой участник может действительно влиять на принимаемые судом решения нельзя делать вывод о нарушении принципа беспристрастности третейских судей (определение Верховного Суда Российской Федерации от 09.02.2015 № 310 ЭС14 4786, по делу № А62-171/2014, решение Конституционного Суда Российской Федерации от 05.02.2015 «Об утверждении обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за третий и четвертый кварталы 2014 года»).

               Аналогичные разъяснения содержаться в пункте 24 информационного письма № 96.

               Одним из оснований, приведенном в пункте 2 части 3 статьи 233 и пункте 2 части 3 статьи 239 АПК РФ, для отказа в удовлетворении заявления по рассматриваемой категории дел является также не арбитрабельность спора третейскому суду.

               В силу пункта 2 статьи 1 Закон о третейских судах в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

               Пунктом 1 статьи 5 Закон о третейских судах установлено, что спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения.

               В статье 17 указанного Закона определено, что третейский суд самостоятельно решает вопрос о наличии или об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор, в том числе в случаях, когда одна из сторон возражает против третейского разбирательства по мотиву отсутствия или недействительности третейского соглашения. Для этой цели третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора.

               Исходя из части 6 статьи 4 АПК РФ по соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

               Анализ приведенных норм права свидетельствует об отсутствии определения четкого законодательного регулирования всех категорий дел, которые могут быть входит в компетенцию третейских судов.

               Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, последовательно выраженной в постановлениях от 26.05.2011 № 10-П и от 18.11.2014 № 30-П, определениях от 09.12.2014 № 2750-О, от 15.01.2015 № 5-О, от 05.02.2015 № 233-О, Конституция Российской Федерации не исключает возможность разрешения гражданско-правовых споров между частными лицами в процедуре третейского разбирательства посредством третейских судов.

               При этом, указание Конституционного Суда Российской Федерации на гражданско-правовой характер спора как на критерий его возможного разрешения посредством третейского разбирательства означает, что в системе действующего правового регулирования не допускается передача на рассмотрение третейского суда споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, а также дел, рассматриваемых в порядке особого производства, не отвечающих традиционным признакам споров о праве.

               Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 26.05.2011 № 10-П, статьей 28 Федерального закона от 21.07.1197 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пунком 1 статьи 33 и статьей 51 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» определена правовая позиция, в силу которой третейские суды вправе рассматривать споры, возникающие из гражданских правоотношений, в том числе по поводу недвижимого имущества, предполагающих дальнейшую государственную регистрацию перехода прав на это имущество, поскольку право участников спора на свободное распоряжение принадлежащими им гражданскими правами вытекает из части 1 статьи 34 и части 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации, а необходимость государственной регистрации перехода прав на имущество, ставшее объектом спора, сама по себе не меняет характера правоотношений, который является решающим для определения возможной компетенции третейского суда по рассмотрению такого спора.

               Конституционный Суд Российской Федерации также отметил, что публично правовой характер споров, предопределяющий невозможность их передачи на рассмотрение третейского суда, обусловливается не видом имущества (движимого или недвижимого), а спецификой правоотношений, из которых возникает спор относительно данного имущества, и составом участвующих в споре лиц.

               Согласно пункту 27 информационного письма № 96 арбитражный суд отказывает в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которое обязывает регистрирующий орган зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество за стороной третейского разбирательства, так как вопросы публично правового характера (регистрация недвижимости) не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде.

               Заслуживают особого внимания также споры, вытекающие из государственных и муниципальных контрактов. Данные споры в силу специфики характера этих правоотношений и совокупности требований, предъявляемых к ним отдельным законом, несовместимости законодательных принципов третейского разбирательства и законодательных принципов размещения заказов, не подлежат рассмотрению третейским судом.

               Правовая позиция, согласно которой отношения, возникающие из контрактов, заключенных для целей государственных закупок, характеризуются особой общественной значимостью и подлежат публичному контролю вплоть до их завершения, в том числе посредством разрешения споров системой государственного правосудия, нашла свое закрепление в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.01.2014 № 11535/13 и определении СК по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 03.03.2015 № 305-ЭС14-4115.

               Следует также отметить, что в силу положений статей 42, 46 Закона о третейских судах и с учетом разъяснений, содержащихся в пунктах 12, 20 информационного письма № 96, при рассмотрении заявления об отмене решения третейского и о выдаче исполнительного листа арбитражный суд не вправе исследовать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу.

               Неправильное применение третейским судом норм материального права при разрешении спора само по себе не может расцениваться как нарушение основополагающих принципов российского права и, соответственно, как основание для отмены принятого третейским судом решения.

               1. Определением Арбитражного суда Ульяновской области от 10.12.2014 по делу № А72-13064/2014 удовлетворено заявление ООО «Коммерческое агентство «АТМ» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения Третейского суда от 05.09.2014 по делу № ТР-492/2014.

               Заявление мотивировано неисполнением индивидуальным предпринимателем Готфридом Валерием Вульфовичем решения Третейского суда в добровольном порядке.

               Между тем согласно представленным предпринимателем сведениям судья, рассмотревший дело Третейского суда Егорочкин А.Л., являвшийся председателем состава судей по рассмотрению дела, ранее принимал участие в судебных разбирательствах в качестве представителя ООО «Коммерческое агентство «АТМ» (дело № А72-463/2009).

               Указанное ставит под сомнение наличие беспристрастности Егорочкина А.Л. при рассмотрении третейским судом спора с участием ООО «Коммерческое агентство «АТМ».

               Наличие или отсутствие беспристрастности Егорочкина А.Л. в рассмотрении спора судом первой инстанции не исследовалось.

               Постановлением АС ПО от 27.02.2015 указанное определение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

               2. Определением Арбитражного суда Самарской области от 30.04.2014 по делу № А55-2570/2014 отказано в удовлетворении заявления Shapers Polska Sp. z o. о. о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение принятого на территории Российской Федерации решения третейского суда на основании статьи 239 АПК РФ.

               Суд кассационной инстанции признал вывод суда первой инстанции о нарушении третейским судом основополагающих принципов российского права недостаточно обоснованным, поскольку суд фактически рассмотрел вопрос об обоснованности заявленных требований по праву и размеру, что противоречит пункту 1 статьи 46 Закона о третейских судах.

                В соответствии с приведенной нормой закона при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа компетентный суд не вправе исследовать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу.

                Третейский суд, рассматривая спор с участием иностранного лица, принял решение, основываясь на процедурах, предусмотренных Законом Российской Федерации от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже», и положениях Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров (Вена; 1980 год).

                В силу части 3 статьи 239 АПК РФ законность и обоснованность решения, принятого третейским судом, а также проверка и исследование доказательств, на основе которых оно принято, не входят в перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение.

               Согласно пункту 20 информационного письма № 96 арбитражный суд при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда не вправе исследовать обстоятельства, установленные третейским судом, либо пересматривать решение третейского суда по существу.

                Постановлением ФАС ПО от 21.07.2014 указанное определение суда первой инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрении.

                Указанная позиция ФАС ПО согласуется с постановлениями Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2011 № 2608/11, от 25.06.2012 № 5578/12, определением Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2015 по делу № 305-ЭС14-2110.

                По результатам проверки законности определений, принятых арбитражными судами в порядке главы 30 АПК РФ, АС ПО согласился с позицией арбитражных судов об отсутствии оснований, предусмотренных частью 3 статьи 233 и частью 3 статьи 239 АПК РФ, для удовлетворения заявленных требований, в частности, по делам: № А12-37145/2014, А65-1146/2015, А65-20150/2014, А65-20274/2014, А65 20340/2014, А65-26373/2014, А65-23574/2014, А65-3307/2014, А65-7191/2014, А65-8765/2015, А72-17248/2013, А72-9939/2013, А65-8765/2015 и другие.

                По итогам проведенного обобщения можно сделать вывод, что арбитражные суды Поволжского округа при рассмотрении анализируемой категории дел в основном правильно применяют нормы материального и процессуального права.

Заключение

                Третейское разбирательство как альтернативная форма защиты прав и законных интересов субъектов предпринимательской деятельности становится все более популярной в Российской Федерации.

                Данная тенденция является предметом обсуждения Правительства Российской Федерации. О необходимости подготовки комплекса мер по развитию третейского разбирательства в России говорил Президент Путин В.В. в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации в декабре 2012 года.

                Государственной Думой ФС РФ в первом чтнии 01.07.2015 принят проект Федерального закона № 788111-6 «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации».

                Арбитражные суды, с учетом опыта правоприменительной практики обязаны готовиться к эффективной реализации этого нового закона.



Судья                                                Э.Г. Гильманова

Сервис временно не доступен